Публикация в сборнике «ДМО-подход: осознанная интеграция»

В сборнике «ДМО-подход: осознанная интеграция» вышла статья Марины Бахваловой. Сборник издан под эгидой II Международной научно-практической конференции психологов и коучей ДМО-подхода.

Бахвалова Марина Валерьевна

ДМО – коуч, к. В ДМО консультанты

ЧУДПО «Высшая школа дисциплинарных

исследований и развития личности»

Санкт-Петербург, Россия


ДМО-подход в работе с тревожностью, внесение клиентом состояния тревоги в терапевтическое пространство и работа с ним

Аннотация: Статья посвящена теоретическому анализу тревоги и практическим возможностям психологического воздействия на личность в состоянии тревоги методом ДМО. Дается определение тревоги с позиций экзистенциальной, психоаналитической школ, а также тревога рассматривается на основе подхода социокультурной теории развития личности. Тревога рассматривается в связи с изменениями эмоциональных, познавательных, мотивационно-волевых и поведенческих феноменов, приводятся защиты невротической тревоги. В статье раскрывается понятие ДМО подхода, основанного на функциях нейропластичности мозга, и работы методом ДМО с клиентом, внесшим тревогу в терапевтическое пространство.

Ключевые слова:  тревога, страх, защита, ДМО, детские страхи, ДМО, метод.


Bakhvalova Marina Valeryevna

DMO - coach, k. In DMO consultants

CHUDPO "High School Disciplinary Liability

research and personality development "

Saint Petersburg, Russia


DMO- an approach to working with anxiety, turning the client into a state of anxiety in the therapeutic space and working with it

Annotation: The article is devoted to the theoretical analysis of anxiety and the practical possibilities of psychological impact on a person in anxiety using the DME method. The definition of anxiety from the point of view of an existential, psychoanalytic school is given, and anxiety is considered on the basis of the approach of the sociocultural theory of personal development. Anxiety is considered in connection with changes in emotional, cognitive, motivational-volitional and behavioral phenomena, provides protection neurotic anxiety. The article reveals the concept of a DME approach based on the functions of brain neuroplasticity and working with the DMO method with a client who brought anxiety to the therapeutic space.

Key words: anxiety, fear, protection, DMO, children's fears, DMO, method.


Я бы сказал, что познание тревоги – это приключение, которое должен испытать всякий человек, чтобы не погибнуть – либо от того, что он не знает тревоги, либо от того, что тревога его поглотит. Поэтому тот, кто научился тревожиться надлежащим образом, научился самому главному.

Кьеркегор. "Понятие тревоги"


Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в последние годы, современный человек испытывает тревогу, так же как и его далекий предок и разница между нами не так уж велика. Сегодня, когда информационная нагрузка на нашу память и системы восприятия и необходимость  работать в скоростном режиме многозадачности, особенно для жителей мегаполисов, не вызывает ни у кого сомнений, мы сталкиваемся с последствиями тревоги от лёгкого беспокойства до паники довольно часто.

Тревога, как переживание очень разнообразна и имеет очень много признаков и описаний. Тревога как эмоция может быть выражением различных чувств и эмоций, например, у родителей, сочетание эмоций страха за ребенка и вины перед внутренним контролером (я плохая мать/отец) дает нам родительскую тревогу за ребенка, который находится вне дома, и задерживается по непонятной причине.

Множество описаний и исследований мы встречаем обращаясь к определению тревоги у самых различных авторов, как у Фрейда: «Проблема тревожности – узловой пункт, в котором сходятся самые различные и самые важные вопросы, тайна, решение которой должно пролить яркий свет на всю нашу душевную жизнь», [1, с. 2],  так и у его оппонентов, Карен Хорни в своей книге «Невротическая личность нашего времени» определяет тревогу как вызов: «Посредством самой своей иррациональности тревога представляет неявно выраженное указание на то, что внутри нас что-то не в порядке, и поэтому она является вызовом – сигналом для тщательного рассмотрения чего-то, скрытого от нас. Нельзя сказать, что мы сознательно воспринимаем ее как вызов; но по сути своей она является им, хотим мы это признавать или нет». [6, с. 16].

Тревога, определение этиология.

Тревога, беспокойство, страх, паника, ужас - явления, которые часто присутствуют в нашей психической жизни. Они могут быть разными по интенсивности, продолжительности, структуре. Чувство теревоги может варьироваться от кратковременного беспокойства до парализующего ужаса, составляя разнообразную гамму переживаний, сопровождающих самые различные жизненные события: болезни, конфликты, неприятные и неожиданные происшествия.

Эмоция тревоги — одно из наиболее частых переживаний людей в критических ситуациях и при чрезвычайных воздействиях, которое может выполнять различные функции, как адаптивные, так и дезорганизующие психическую деятельность. Так, легкая степень тревоги — беспокойство — определяется как чувствительность к опасности: она предупреждает о надвигающейся угрозе и мобилизует организм для ее преодоления. В этом случае тревога связана с прогностическими функциями психики; определенный уровень тревожности обеспечивается прогностическую компетентность, или антиципационную состоятельность, выполняя таким образом адаптивную роль, мобилизуя резервные возможности человека в трудных жизненных обстоятельствах. Интенсивная степень тревоги — паника, ужас — оказывает на психофизиологические функции человека дезорганизующее воздействие, блокируя эффективное функционирование психических функций [5, с. 2].

С 1945 года, с момента изобретения атомной бомбы, проблема тревоги вышла из подполья. Люди осознали свою тревогу, которая связана не только с опасными ситуациями (например, с неконтролируемым применением ядерного оружия или с политическими и экономическими катаклизмами), но и с менее явными, глубинными источниками тревоги внутри нас самих. К последним относятся внутреннее смятение, отчуждение, потеря направления, неуверенность человека, сталкивающегося с противоречивыми ценностями или стандартами поведения. Поэтому нет ни малейшей нужды "доказывать" тот очевидный факт, что в наши дни тревога пронизывает все сферы жизни человека [4, с. 1].

Альберт Камю назвал наше время "веком страха", сравнивая его с семнадцатым веком, веком математики, с восемнадцатым – веком физики, и с девятнадцатым – веком биологии. Камю понимал: в этом сравнении потеряна логика, поскольку страх нельзя отнести к наукам. Он говорил: "Но все-таки это связано с наукой, поскольку именно научные достижения привели к тому, что наука отрицает саму себя, а сверхразвитая техника грозит уничтожить земной шар. Более того, хотя страх нельзя назвать наукой, его можно с определенностью назвать техникой" [4, с. 3].

Определения тревоги разнообразны. С физиологической точки зрения тревожность является реактивным состоянием. Она вызывает физиологические изменения в организме, подготавливающие организм к борьбе — отступлению, бегству или сопротивлению, нападению, атаке. При тревожности возбуждается сердечно-сосудистая система (учащается ритм сердечных сокращений, повышается артериальное давление), а деятельность пищеварительного тракта угнетается (уменьшается активность секреции и перистальтика). Кровь из пищеварительного тракта перераспределяется в мышечную систему. Таким образом организм готовится к активной деятельности. Широкий спектр физиологических реакций, сопровождающих состояние тревоги, объясняет, почему на фоне длительного состояния тревоги формируются разнообразные психосоматические расстройства, в частности, нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой системы.

Невозможно объять в одной статье все территории тревоги и рассмотреть все её оттенки, поэтому предлагаем исследовать безотчетное чувство тревоги, когда причина её не установлена, той тревоги определение которой Фрейд дает как «невроз тревоги» а Карен Хорни как «тревога невротика».

Начать мне бы хотелось с мысли Сёрена Кьекегора, датского религиозного философа, психолога и писателя, основоположника экзистенциализма, удивительно созвучной современности, хотя и высказанной в середине 18 века. В своей работе «Понятие тревоги» он писал: «У меня нет желания говорить высокие слова обо всей нашей эпохе, но тот, кто наблюдал жизнь современного поколения, едва ли может отрицать, что абсурдность нашей жизни, а также причина тревоги и беспокойства нашего поколения заключается в следующем: с одной стороны, истина становится все сильнее, охватывает все больше предметов, отчасти она даже растет в своей абстрактной ясности, но, с другой стороны, чувство уверенности неуклонно уменьшается».

Ролло Мэй, выдающийся американский психолог и психотерапевт, теоретик экзистенциальной психологии считал, что хотя тревога и страх, находящиеся на уровне сознания, усиливают плохое самочувствие и состояние человека, неоспорим тот факт, что ведущую роль в формировании болезней будут играть тревога, страхи и конфликты, устраненные из сознания. Чем более  осознанную тревогу испытывает человек, и чем сильнее невротические проявления поведения, тем менее серьезными будут нарушения организма. Таким образом, необъяснимая тревога, с вытесненными из сознания причинами причиняет бОльший ущерб организму, чем осознанная. В своей работе «Смысл тревоги» он отмечает: «Если страхи выражают скрытую тревогу, то тревога может перемещаться, фиксируясь то на одном, то на другом объекте. То, что при внешнем анализе кажется непоследовательностью, на более глубоком уровне нередко оказывается вполне последовательным» [4, с. 69].

Описывая детские страхи, Ролло Мэй говорит о вытесненном страхе ребенка, что «Боюсь, что мама меня не любит», перенесенном на «воображаемый» объект и связи страхов детей со страхами их родителей, и других членов семьи за которыми стоит перенесенная тревога. То есть, родители испытывают тревогу, которую, даже если они её скрывают, чувствуют дети и это накладывает отпечаток не только на их отношения но и на их психологическое состояние, что в свою очередь, усиливает тревогу у детей.  Ролл Мэй подчеркивает на примере детских страхов, что углубляясь в их изучение мы неизбежно приходим к тревоге. О том, какими опциями в этом случае мы располагаем в модальности ДМО пойдет речь в 5-й главе.

Фрейд стоит в одном ряду с теми исследователями, кто обратил внимание на иррациональное, динамическое и бессознательное в личности человека. Он считал, что тревога является фундаментальной проблемой, без понимания которой невозможно понять эмоциональные и психологические нарушения.

Фрейд писал: «После развития ряда «тревога - опасность - беспомощность (травма)» мы можем подытожить: ситуация опасности - это узнанная, припомненная, ожидаемая ситуация беспомощности. Тревога представляет собой первоначальную реакцию на беспомощность при травме, которая затем воспроизводится в ситуации опасности в качестве сигнала о помощи. Я, которое пассивно пережило травму, теперь активно повторяет ее в ослабленном виде в надежде самостоятельно управлять событиями. Мы знаем, что ребенок ведет себя точно так же по отношению ко всем неприятным ему впечатлениям, воспроизводя их в игре; этим способом, переходя от пассивности к активности, он пытается психически справиться с жизненными впечатлениями» [7, с. 274]

Фрейд отличал страх от тревоги, при страхе внимание направлено на объект, тревога же относится к состоянию человека и «игнорирует объект» Наибольший интерес для Фрейда представляло отличие объективной (нормальной) от тревоги невротической. Первая, «настоящая», тревога является реакцией на внешнюю опасность, например, на смерть. По мнению Фрейда, эта тревога естественна, разумна и выполняет ценную функцию. Объективная тревога есть проявление «инстинкта самосохранения». Сама по себе объективная тревога не является клинической проблемой. Но как только тревога выходит за рамки первоначального побуждения, которое заставляет исследовать опасность и готовит человека к бегству, она становится непродуктивной и парализует действие. [4. C.88]

Карен Хорни, психолог, психиатр, создавшая социокультурную теорию личности, в своей работе, вызвавшей критику у её коллег по цеху психоанализа и приведшей её на самостоятельный исследовательский путь, «Невротическая личность нашего времени» писала: «Оставляя в стороне картину внешних проявлений и обращаясь к рассмотрению движущих сил, участвующих в порождении неврозов, можно обнаружить один существенно важный фактор, общий для всех неврозов. Им является тревога и те защиты, которые выстраиваются против нее. Какой бы запутанной ни была структура невроза, тревога является тем мотором, который запускает невротический процесс и поддерживает его течение». [6, C 7]. Хорни считала, что связь между детскими переживаниями и взрослыми конфликтами носит не просто причинно-следственную связь, она сложнее и намного запутаннее. Объекты тревоги невротика поражают своим разнообразием. Объяснить невротику что его тревога не обоснована невозможно.

Карен Хорни делает очень важный вывод: тревога может быть определяющим фактором нашей жизни, оставаясь в то же самое время не осознанной нами.
Для человека особенно непереносим иррациональность тревоги и беспомощность, которую он испытывает в состоянии аффекта. Можно быть храбрым перед лицом реальной опасности и при этом абсолютно беспомощным в состоянии тревоги.

У тревоги много защит:

  1. Рационализация - заключается в превращении тревожности в рациональный страх.

  2. Отрицание существования тревоги – часто такой способ ведет к психосоматическим проявлениям.

  3. Наркотизация - сознательно посредством принятия алкоголя или наркотиков. Однако для этого имеется множество путей и не столь очевидных. Одним из них является погружение в социальную деятельность под влиянием страха одиночества, трудоголизм, азартные игры;

  4. Внутренний запрет - наиболее радикален: он заключается в избегании всех ситуаций, мыслей или чувств, которые могут возбудить тревогу. Выражается в неспособности делать, чувствовать или обдумывать определенные вещи, а его функция – избавить от тревоги, которая возникает, если человек попытается делать, ощущать или обдумывать эти вещи.

Таким образом мы делаем вывод о том, что тревога очень многообразная и серьезная проблема, стоящая перед нами.

ДМО подход как метод. Закрепление опыта на уровне нейронных связей.

Травма рождения, как и опыт первых лет жизни и взаимодействия с окружающими и миром, закрепляется в нас как и наша реакция на те или иные события, и он, не всегда положителен. Наша психика реагирует на ограничение свободы, на наказание, на давление, на проявление агрессии по отношению к нам - определенным образом. Например, если мы считаем несправедливым ограничение или испуганы реакцией родителей, у нас либо сжимаются кулаки, мы втягиваем голову в плечи, начинаем плакать, либо мы каменеем от страха и так раз за разом.

Определенная модель реакции на аффект закрепляется в нас на уровне нейронных связей.

Нейроны образуют устойчивые цепочки, и в следующий раз, чтобы не тратить энергию на выработку и принятие решения, наш мозг выберет уже сформировавшуюся связь. Именно поэтому в конфликтах и стрессовых ситуациях, мы действуем, как правило, по одному сценарию: молчим, стиснув зубы и игнорируем оппонента, или рыдаем, чувствуя себя жертвой, или  кричим, сжав кулаки. Кто-то из нас, впадает в истерику и на повышенных тонах обвиняет ребенка или партнера во всех грехах, собрав в кучу весь негатив, который у него скопился за последнее время, а кто-то уходит, хлопнув дверью.

В последнее время, все больше и больше родителей приходят к психологам с проблемами неконтролируемой агрессии по отношению к ребенку, они не хотят кричать, но не могут по другому. Когда человек уже продвинут в области воспитания детей и знает, что положительное подкрепление работает гораздо лучше отрицательного, он, понимает, что угрозами, криками и тем более физической расправой невозможно что-то объяснить или исправить, а можно только запугать и сломать…. И даже понимая это, родитель может оказаться в ситуации, когда опомнившись, он уже видит себя кричащим что-то из серии «Ах ты неблагодарный ребенок, как можно быть таким безмозглым!» или «Ты меня уже достал, когда ты будешь складывать на место игрушки!» или «Вот Маша Иванова хорошая девочка, на пятерки учится, в кого же ты у меня такая бестолочь!».

Если не работать над изменением этой бессознательной реакции, в будущем, можно потерять контакт со своими детьми, которые, став взрослыми могут максимально отдалиться.

Эта детская история неизбежно сказывается на дальнейшей жизни, бывает и в бизнесе: сотрудница компании считает неприемлемым поведение директора тирана, который может довести её и коллег до слёз, но терпит, молча, боясь «наказания» и продолжает работать в компании, потому, что не хочет потерять рабочее место и стабильную зарплату, а у этого директора, возможно, в глубоком детстве, нарушено базовое доверие к миру и его реакция на негативные события чрезмерно агрессивна. 

Такая история может привести к проблемам сердечно-сосудистой системы, не даром инфаркт, который считают болезнью менеджера так помолодел в наше время. Бывает, что человеку необходимо выступать перед аудиторией, а он не может побороть страх публичного выступления, бывает, что человек мечтает сменить работу, профессию, но не отваживается на такой шаг. А иногда, у нас просто нет сил встать с дивана и сделать что-то очень важное и нужное для себя, то, о чем мы мечтаем и вот мы лежим, обвиняя себя в прокрастинации, осуждая себя, не любя себя… и чувствуем себя очень и очень плохо, за всеми этими дисфункциональными проявлениями может стоять невротическая тревога.

Примеров можно привести много, суть – одна. Тебе не хватает чего-то, чтобы сделать свою жизнь лучше, а фактически, избавит тебя от чувства тревоги, которое ты часто не осознаешь. Это связано с тем, что в нашей памяти, памяти наших нейронов, есть устойчивая цепочка реакций, наш негативный опыт, который не дает двигаться вперед, к нашим желаниям и нашим мечтам, сковывает нас, делает нас несвободными.

ДМО позволяет «перепрожить» наш негативный опыт, исследуя как в той или иной ситуации могли бы по-другому поступить мы и другие участники нашего опыта, таким образом, наш мозг получает возможность сознательно выбрать реакцию на то или иное событие, а не «катиться по рельсам» раз и навсегда проложенным в негативной ситуации из нашего прошлого, эта способность нейронов создавать новые цепочки называется нейропластичностью мозга. 

Получая свободу выбора, мы получаем свободу действия. Вот почему мне очень нравится ДМО методика, проработав с ней, человек получает в руки инструмент для самопомощи и в будущих сложных ситуациях.

Внесение клиентом состояния тревоги в терапевтическое пространство, работа с тревожностью в ДМО подходе.

Работа с состоянием тревоги, внесенным клиентом в терапевтическое пространство, может варьироваться в зависимости от того как именно клиент вносит это состояние и в каком состоянии находится клиент. Если наш клиент невротик и осознает чувство тревоги как конкретный страх, а это всегда страх перед будущим событием, и при этом у клиента достаточно ресурсов, мы можем выбрать мишенью 1 уровня – коррекцию, а мишенью второго уровня технику - «Условное ТМО (ТМО на действие» [3, слайд 52].

Этим же способом мы можем работать если клиент использует защиту «рационализация» (по Карен Хорни) и воспринимает свою тревогу как страх, имеющий объективные причины, но в дальнейшем, понадобится, при согласии клиента, более глубокая вербальная терапевтическая работа, поскольку, справившись со своим первичным запросом, клиент будет вынужден где-то разместить свою тревогу.

Если же у клиента трудности с осознанием тревоги и срабатывает такая защита, как «отрицание» к нам он придет скорее всего с жалобами на психосоматику: головные боли, повышенное давление, головокружение, расстройство ЖКТ и т.д. в этом случае, мы можем работать со схемой работы «ТМО на качество. Работа с позитивными и негативными качествами» и «10 П на качество» [2. День1-5].

Возможно, что при таком варианте защиты мы встретим размещение тревоги в сверхзаботе о ребенке или  близком родственнике (муж, отец, мать, и т.д.) в этом случае нам поможет инструмент «ТМО на точку зрения другого человека (очистка образа)» или «10 П на очистку образа». [2. День1-5].

Если тревога размещена по типу защиты «наркотизация» и «отрицание», то в зависимости от ресурсного состояния клиента ( в случае социально приемлемых видов защиты таких как трудоголизм, шопоголизм, нарушение ПП и т.д.) или фобиями (агорафобия, страх высоты, страх летать на самолетах) в зависимости от  запроса клиента, мы можем применить схему работы с зависимостями, фобиями. [2. День1-5].

Самым сложной мне представляется, терапевтическая, глубинная работа с клиентом, прорабатывающая его детские страхи и травмы, воплощающиеся через запутанные не всегда однозначные схемы в его взрослых проблемах, когда клиент осознает чувство тревоги и понимает её безотчетность, он, попадая в состояние беспомощности и страдая от этого состояния, не может освободится, даже осознавая,  что причиной является невротическая тревога. За многими ликами проблем и запросов может скрываться именно тревога, а многообразие проблем и конфликтов это лишь проявления её защит. Облегчение симптоматики и улучшение общего ресурсного состояния клиента в этом случае достигается не одним годом работы с ним. Такая работа идет не быстро, основной признак улучшения для клиента – это ощущение уверенности и спокойствия в ситуациях, ранее вызывающих у него аффект и усложнение его реакций и действий в этих ситуациях.

Изучение феномена тревоги интересовало исследователей и специалистов разных веков. Следует подчеркнуть, что уже со времен Фрейда и тем более в последнее время, тревоге отводят доминирующую роль в происхождении разных психологических заболеваний.  Фрейд обратил наше внимание на то, что субъективный фактор, связанный с тревогой, лежит в наших собственных инстинктивных влечениях. Другими словами, как ощущение опасности, предвосхищаемое тревогой, так и чувство беспомощности перед нею вызываются взрывной силой наших собственных влечений [6, c. 22].

«Тревожная готовность» означает, что мы имеем дело со стимулом, который генетически связан с реакцией страха и которому, чтобы вызвать сильную тревожность, достаточно отдаленной ассоциации с вызывающим страх безусловным стимулом [1, c. 108].

Невротическая тревожность есть реакция на угрозу, которая:

– неадекватна объективной опасности;

– не содержит механизм подавления, а также другие формы интрапсихического конфликта, и вследствие этого;

– не управляется различными формами сокращения активности и осознанности, такими как подавление, развитие симптомов, и различными защитными механизмами.

В рамках ДМО, объединяющих в себе теоретические основы когнитивно-поведенческой психотерапии, Юнгианского анализа, клиент-центрированной психотерапии, методики коучинга Spiritual Option, базы классической советской психологии и нейрофизиологии  мы имеем множество инструментов работы с тревожностью , ведущих клиента к психическому здоровью.

Избавление от чувства невротической тревоги ведет человека к осознанию своей целостности и аутентичности, к получению психической радости от проживания жизни и наполняет её ценностным смыслом.


Список использованной литературы
Астапов В.М., Тревога и тревожность /Хрестоматия по психологии – СПб: «Питер»., 2001. - 300 С.
Огаркова-Дубинская Ю.Л., Видеозапись «ДМО-подход. 5-8 модули».
Огаркова-Дубинская Ю.Л., «Современные модальности психотерапии и методы работы с клиентом» лекции № 3,5.
Мэй Р., Смысл тревоги – [Электронный ресурс]// М.: Независимая фирма «Класс», - 2001 – URL: http://psylib.org.ua/books/meyro02/txt00.htm (дата обращения 16.03.2019).
Соловьева С.Л., Тревога и тревожность: теория и практика [Электронный ресурс]// Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. - N 6 (17). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: 27.02.2019).
Хорни К., Невротическая  личность нашего времени – М: Прогресс-Универс, 1993. – 132 C.
Зигмунд Ф., Собрание сочинений /Истерия и страх - «Фирма СТД» пер А.М.Боковикова, 2006 - 318 C.

Публикация в сборнике «ДМО-подход: осознанная интеграция»